ПОДОЛЬСКИЕ НОВОСТИ. ПОДОЛЬСК. Подольский ФОРУМ

 

НОВОСТИ - администрации - благочиние - культура - история  - знаменитые люди - телефонная книга - школы - ВПО "Память" - галерея -  ФОРУМ

 

                              

 

БЕЛЫЙ ГОРОД, РУССКИЙ ПАРИЖ

 

                                                                Я брожу по приморским бульварам.

                                                                Белый город, русский Париж.

                                                                Неужели чужой державе

                                                                Ты сегодня принадлежишь?

 

1.СЕВАСТОПОЛЬ – КРЫМ – РОССИЯ

 

          На Руси издавна к названиям городов добавляли образные определения, в которых выражалась суть города, его значение для державы. Киев – мать городов русских, Смоленск – ключ город. Севастополь удостоился самого гордого названия – город русской славы. И как бы ни сложилась его судьба, он был и останется в истории нашей Родины непотопляемым крейсером «Варягом».

В слове Севастополь есть что-то завораживающее, пробуждающее национальное самосознание, окрыляющее. Когда в сентябре 1992 года я впервые выехал в этот город, волновался, словно школьник перед экзаменом. В мыслях я уже ходил по его улицам, которые раньше видел только по телевизору. Со школьных лет помню снятые в этом городе фильмы о советских разведчиках - «Их знали только в лицо», «Один шанс из тысячи».

Дух Севастополя я почувствовал при выезде из Симферополя. На бетонных ограждениях вдоль железной дороги стали появляться  надписи: «Севастополь – Крым – Россия». Они так окрыляли, что хотелось выпрыгнуть из вагона и поставить свою подпись! Севастопольцы, да и почти все крымчане, жили тогда стремлением к объединению. Радостно было видеть их естественный порыв, верилось, что неделимое тело нашей Родины срастется, а мертвая и живая вода воскресит  чудо-богатыря.

         Из окна поезда на подъезде к городу просматривается севастопольский рейд, Южная бухта. У причалов – под флагами ВМС СССР корабли Черноморского флота. В хорошую погоду можно рассмотреть названия судов. Некоторые знакомы по передаче «Служу Советскому Союзу». А на горе, в лучах утреннего солнца белеют городские дома. Их венчает купол Владимирского собора, где в нижнем храме покоятся останки выдающихся русских адмиралов Нахимова, Лазарева, Корнилова и Истомина.

          История. Она смотрит здесь отовсюду, погружает в свои бездонные глубины. Правы мыслители, когда говорят о том, что все события, произошедшие на земле, не исчезают, они сохраняются в памяти невидимого небесного компьютера. И если очень постараться, можно увидеть духовными очами события прошлого, даже очень далекого.

 

                          В бухте лебеди снежно-белые

                          перекатываются на волне.

                          Возвышаются стены древние,

                          храм разрушенный на холме.

                          Дух Эллады и Византии,

                          быль и небыль геройских лет.

                          Приносили волны морские

                          караваны легких галер.

                          О причалы терлись канаты,

                          выносили по сходням сосуды,

                          и в лучах золотого заката

                          трепетали волшебные струны…

 

Севастополь. Большая морская

          Это из стихотворения о Херсонесе, городе с тысячелетней историей, где крестился святой равноапостольный князь Владимир. Теперь - район Севастополя.

         В начале 90-х годов я не раз приезжал на главную базу ЧФ по работе. Останавливался в гостинице флота, знакомился с офицерами, коллегами- журналистами из газеты «Флаг Родины». Город тогда бурлил. Митинги на площади Нахимова следовали один за другим. Севастопольцы протестовали против планов разделения флота, который всегда был не только предметом гордости, но и кормильцем. Разветвленная инфраструктура давала работу тысячам горожан. После развала Союза флотское хозяйство стало приходить в упадок. Да и боеспособность была не та, что раньше. По словам бывшего командующего флота адмирала А.Калинина, интенсивность оперативной подготовки в 1992 году на флоте снизилась более чем на 50 процентов, а выполнение задач боевой подготовки сократилось примерно на одну треть. Сейчас нас ничем не удивишь. Но тогда севастопольцы были повергнуты в шок заявлением А.Калинина о том, что подготовленность некоторых соединений и тактических групп сведена к умению плавать в простых условиях. А если не простых?

         Зимой караван кораблей и десантных катеров эвакуировал из грузинского города Поти личный состав находившейся там бригады. В шторм и мороз перегруженные катера с трудом выдерживали удары стихии. Непогоду моряки хотели переждать в Новороссийском порту. Но случилось невероятное: портовое начальство запретило черноморцам заходить в порт. Разрешение получили лишь крупные суда, которым стихия была не страшна. Десантные катера, больше других нуждавшиеся в укрытии, оставались на внешнем рейде. Ночью мороз усилился до минус семи. Началось обледенение плавсредств. И тогда моряки решили войти в порт без разрешения. Они самоотверженно вели борьбу со стихией, но все же три катера спасти не удалось. Они затонули, так и не получив помощи от спасательной службы. И произошло это в том самом порту, где в 86-м году военные моряки, не думая о ведомственной принадлежности, с риском для жизни проводили спасательные работы на затонувшем «Адмирале Нахимове». Двое тогда погибли. Но кто из портового начальства помнил об этом? Другая страна, другой народ…

 

   Кедры ливанские

   в центре площадей.

   Ветры январские

   дуют из щелей.

   Созывает верных

   всенощное бдение,

   Чают, смиренные,

   жизни облегчение.

   Ветры январские

   вызывают дрожь.

   К пристани Графской –

   жжет – не подойдешь.

   Мерзнут в соборе,

   мрамор холодит.

   С купола Спаситель

   благостно глядит…

 

          Я уезжал из Севастополя и снова в него возвращался. Часто думал о нем, о севастопольцах, которыеСевастополь. Проспект Нахимова в третий раз за его историю вели оборону города и флота. Так рождались стихи, статьи. Но хотелось большего, хотелось запечатлеть образ города на видеопленке. Однажды я познакомился с местным тележурналистом. Он пригласил меня к себе домой, и мы долго говорили о ситуации в городе и на флоте. Я все никак не мог решиться, но наконец попросил видеокассеты с севастопольскими сюжетами, обычные бытовые пленки, на которые сегодня мало кто снимает. Мой новый знакомец согласился их дать, с возвратом.

         Несколько лет они пролежали у меня дома, пока я не стал работать на Подольском телевидении. К 9 мая 1997 года созрел замысел сделать видеоклип о Севастополе. Отобрал кадры, звукорежиссер Миша Глазков нашел подходящую музыку, а стихи уже давно были написаны:

 

   Я брожу по приморским бульварам.

   Белый город, русский Париж,

   неужели чужой державе

   ты сегодня принадлежишь?

   Да, чужой, хоть народ единый,

   разделенный насильно властью.

   Постарались Москва и Киев

   и не видно конца напастям.

   Украина винит Россию  

   и Москва обвинения шлет.

   Но история не просит им

   обреченный на гибель флот.

   Безысходность в глазах офицеров

   перед близящимся концом.

   Убивают сегодня ценами,

   но не брезгуют и свинцом.

   Город славы – в турецких блузках,

   даже в центре за хлебом – хвосты.

   Но здесь дышишь воздухом русским

   после нашей нерусской Москвы.

   Здесь традиции не утрачены

   и не выветрен дух геройский,

   В праздник улицы разукрашены,

   в песнях славится флот Черноморский.

   Ранним утром к Нахимову выйдешь,

   растворишься среди ветеранов,

   будто в непобежденном Китеже,

   что поднялся из вод Светлояра.

 

      Это была, что называется, проба пера. В 1999 году мне посчастливилось снять документальный фильм о Севастополе, получивший высокую оценку командования флота. Именно посчастливилось, потому что даже сейчас трудно объяснить, как это могло произойти.

              

 

                                           По Большой Морской, лествицей земною. –

                                           Ничего, что вывески, как у нас в столице, -

                                           Пронесусь с вокзала, душу успокою.

                                           Только сердце бьется.

                                            Как ему не биться!?

 

                   

2. ФИЛЬМ О ЛЮБИМОМ ФЛОТЕ

 

          Весна 1999 года... Приближалось 55-летие освобождения Севастополя. Это событие произошло ровно за год до Дня Победы -  9 мая 1944 года. Как я мечтал оказаться на этом празднике, слиться с многотысячной торжествующей колонной участников парада, оказаться в своей стихии, вместе с людьми, для кого понятие Родина навсегда останется высшей ценностью. В 93-м году я был в Севастополе на Дне Победы. Редко где в России можно увидеть такой грандиозный, искренний праздник, воодушевление всего города, всколыхнувшегося в  порыве патриотического чувства.

          Но от Севастополя до Подольска полторы тысячи километров, а ковры- самолеты пока не выпускают. Звоню знакомым офицерам – черноморцам, узнаю сценарий праздника, и никакая работа уже не идет на ум: мысленно я в Севастополе, где цветут каштаны, розы и множество разных декоративных растений, - салют природы.

          Захожу к хозяину Подольского телевидения «Кварц» А.Тимошенко, у кого тогда работал. Так и так,9 мая 1993 г. Подольско-Севастопольский диалог говорю, хочу снять фильм о Севастополе. Денег не прошу, командировочных не нужно. Дай только видеокамеру. Никто и никогда не подходил к этому человеку с подобной просьбой: в «коммерческой палатке», коей с момента своего появления на свет являлся «Кварц», такая мысль просто не могла прийти в голову. Там делают деньги, деньги и только деньги.

          А Тимошенко согласился. И не потому, что был такой патриот. Просто он знал о хорошем отношении к моей работе тогдашнего мэра Подольска А.В.Никулина. Да и что стоило ему отпустить меня на несколько дней без содержания, дав в дорогу списанную видеокамеру?

          На другой день еду к командиру Остафьевского аэродрома Н.И.Болгову с просьбой посадить меня с оператором на самолет, вылетающий в Севастополь. После согласования с пресс- службой флота вопрос был решен. И вот мы в небе.

 

      Рейд вычерчен компьютерною графикой.

      Приклеены кораблики к причалам.

      И словно белой выложен керамикой,

      Он высвечен закатными лучами.

 

          По дороге из аэропорта стало ясно, что у нас будут проблемы. Трассу, в ожидании прибытия Президента Украины Кучмы, перекрыли украинские гаишники. А у нас с оператором – моим братом Владимиром – не было и не могло быть аккредитационных документов. Черноморский флот не имел право их выдавать, а к «незалежникам» не имело смысла идти: кто мы для них такие! Так и работали, на свой страх и риск. В дорогом нашему сердцу заграничном русском городе…

          Что такое Севастополь? Это город с двухвековой историей и одновременно - с тысячелетней. Древний Херсонес передал эстафету Севастополю, и он продолжил традиции античности. Князь Владимир, креститель Руси, связал две эпохи, предопределив развитие страны еще на тысячелетие. И как не сопротивлялись «незалежники», на подъезде к Херсонесу Россия в лице скульптора В.Клыкова установила памятник великому исполину.

          Утром севастопольские куранты заиграли мотив песни «Севастополь, Севастополь, неприступный для врагов». И этот мотив  они повторяют каждый час, словно говоря, что так было, так есть и так будет. Слушаешь его, и трудно понять, в какой стране ты находишься: российской, где патриотизм, по определению ярых демократов – «прибежище негодяев», или, может быть,  в ушедшем под воду граде Китеже? Но только не в «незалежнойой» Украине.

          Мы были в Севастополе три дня. Сняли древний Херсонес, побывали на Малаховом кургане, прошли с камерой по историческим улицам, где едва ли не каждый дом – памятник. Да ведь мало кто поверит: в Севастополе их тысяча пятьсот! Есть уникальные, античные.  Они выдержали беспрецедентные бомбардировки флота тогдашней Антанты. Для сравнения: орудий на кораблях интервентов было столько же, сколько у русской и французской армий на Бородинском поле вместе взятых - 1200!

          Куда было ехать, что снимать? Программа насыщенная, еще и к приезду президента Кучмы постарались. Звоним в штаб флота, нам говорят, что на Сапун-горе военно-исторические клубы будут инсценировать штурм этой цитадели немцев. А там одной камерой не обойтись: масштаб не тот. Помог наш давний знакомый, флотский офицер Олег Антипин. Взял любительскую камеру и два дня работал с нами «по полной».

          Девятое  мая... Ранним утром нас будят разносящиеся из динамиков песни военных лет Лирические вызывающие ностальгию, Невероятно. Где мы, в какой стране?  Мягко выруливают трамваи, поднимаются в тостах распустившиеся стаканчики из каштанов: город готов к торжеству. На улицах – столпотворение. Весь Севастополь - четырехсоттысячный город, вышел не праздник. А  сколько еще приезжих! Пройти трудно. Украинская милиция требует документы на проход к центру торжеств – площади Нахимова. У нас их нет. А праздник снять надо. Говорю оператору: «Ты с камерой. Иди туда, куда надо. Смело и без оглядки. Мое тебе указание: покажи душу праздника». Получилось. Человека с видеокамеройИ в Севастополе есть Подольские Витязи, пусть даже списанной, никто не остановил. Володя выходил на центральную улицу, снимал военный парад, где в одном строю шли черноморские и украинские моряки, пробирался на Приморский бульвар запечатлеть, как дюжина севастопольских гармонистов играла вальсы для танцующих простолюдинов, - словом, выполнял мою режиссерскую установку: отражал душу праздника.

          Можно ли представить такое: идет километровая, если не больше, колонна ветеранов, и город приветствует их криками: «Слава героям!». А школьники, выбиваясь из сил, кричат: «Поздравляем!» Девочки подносят черноморцам цветы, те целуют их и продолжают свое движение в вечность.

         Потом была работа в Красногорском архиве кинофотодокументов: отбирали кадры боев за Севастополь. Там же попалась пленка, запечатлевшая приезд в Инкерманский монастырь под Севастополем последнего русского царя. Тогда один из монахов- отшельников предсказал Николаю II его трагическую кончину.

          С хроникой связан один трогательный эпизод. После показа фильма по телевидению мне позвонила подольчанка Т.Р.Быкова. Она узнала среди защитников черноморской крепости своего отца, Романа Ивановича Барабанщикова. Он, лучший снайпер морской пехоты флота, делает ножом насечку об одном из шестидесяти четырех убитых захватчиков. Как это напоминает песню Евгения Мартынова «Алексей, Алешенька, сынок…», в которой расссказывется, как мать узнала на экране сельского клуба идущего в атаку сына. 

         В мае 1999 года документальный фильм «Город русской славы» был готов. Брат поехал в отпуск в Севастополь и завез его в штаб флота. Прошло несколько месяцев, и вдруг меня просит срочно зайти редактор газеты «Подольский рабочий» Л.Метельский. В руках он держал факс из пресс-центра флота. Наш фильм был высоко оценен, и командование флота просило в порядке шефской помощи изготовить тираж для кораблей и боевых частей.

          Решение созрело быстро. Факс был направлен лично мне. Его я оставил на память. А в газете попросил напечатать фамилию хозяина ТВ «Кварц». Он был в восторге. Еще бы: его знают даже руководители Черноморского флота! Дальше все было делом техники: предприниматели дали денег, мы сделали тираж фильма и с того же Остафьевского аэродрома полетели в Севастополь.

 

По Большой Морской  -  не иду – лечу я,

сказочный герой в город изумрудный.

Музу вдохновляет, душу мне врачует

светлым воскресеньем после тяжких будней.

Он зовет порой, снится мне ночами,

в облаке туманном, в шелесте волны,

океанским лайнером, спящим у причала,

памятником павшим в молохе войны.

……………………………………………

По Большой Морской, лествицей земною, –

ничего, что вывески, как у нас в столице. -

пронесусь с вокзала, душу успокою.

Только сердце бьется,

как ему не биться!

Досвидание, город, досвидание. Милый город ты у меня в груди. Севастополь 1993

         Заканчивалась первая декада октября. Мы с братом сидим в небольшом кафе на площади Корнилова. Курортники покинули город, и он стал строже и тише. Слышно даже, как большие каштановые листья, словно воздушные корабли, совершают плавную посадку на асфальт. Играет знакомая тихая музыка.

         Через несколько минут мы покинем это кафе. В Морской библиотеке нас ждут представители военных кораблей и боевых частей. Для них в двух баулах приготовлены кассеты с фильмом. А еще через час  отправляется наш поезд Севастополь – Москва.

          Я увозил из этого города дорогую для меня награду – грамоту командующего Черноморским флотом адмирала В.Комоедова. Белый город, русский Париж по старой традиции провожал нас маршем «Прощание славянки».

 

Июнь 2005 года.

 

1.Обложка фильма о Севастополе. Без подписи.

2 (У поезда) Белый город по традиции провожал нас маршем «Прощание славянки». 

 

 


© ООО "Информация", г.Подольск, 2006. Все права защищены. Копирование и распространение материалов сайта без разрешения владельцев запрещено. E-mail: mail@podolsk-news.ru

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС 77-24670 от 16 июня 2006 года, выданное Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Rambler's Top100