ПОДОЛЬСКИЕ НОВОСТИ. ПОДОЛЬСК. Подольский ФОРУМ

 

НОВОСТИ - администрации - благочиние - культура - история  - знаменитые люди - телефонная книга - школы - ВПО "Память" - галерея -  ФОРУМ

 

 

 

 

- В этом году ПЭМЗу исполняется 90 лет. Отмечать как-то планируете?

- Да, конечно. Пятого декабря у нас круглая дата, и мы уже активно к ней готовимся. В том числе планируем выпустить книгу об истории завода. Сейчас уже подготовлена рабочая  версия, составленная на основании материалов, которые оставил последний советский директор генерал Алексей Семёнович Еремеев.  У меня в кабинете, кстати, как видите, его портрет стоит.

 

- Можете бегло описать основные вехи истории завода?

- История предприятия начинается в 1918 году. По декрету Ленина он был образован как патронное производство. Во время войны завод был эвакуирован в г.Барнаул. После войны принимал участие в создании зенитного защитного пояса вокруг Москвы, появились многоплановые направления: завод  участвовал  в разработке и создании зенитных комплексов, начиная от войсковых, заканчивая армейскими.

Расцвета ПЭМЗ достиг при генерале А.С. Еремееве. Он руководил заводом с 1966 по 1999 гг. Много строили жилья (микрорайоны Межшоссейный и Кутузово) и социальные объекты: ДК «Октябрь», площадь перед ним, стела в память о заводчанах, погибших в годы Второй мировой – всё это было построено силами заводчан и на деньги завода. В лучшие годы Советской власти на заводе трудилось более 12 тысяч человек. Первоначально он назывался «Почтовый ящик №1».

Сейчас мы занимаемся производством силовых агрегатов, поворотных механизмов систем ПВО, «Тополь – М», «Бор», «Тор», «Искандер». Производим гидронасосы и гидроприводы, обслуживаем поворотные механизмы военно-космических систем, пункты приёма информации, в том числе на Байконуре,  и многие другие специзделия.

 

- Какова сегодня структура ПЭМЗа?

- Сейчас мы находимся в стадии реструктуризации. После выхода из банкротства завод разбили на три структурных блока – это «ПЭМЗ Спецмаш»  (производственный сектор), который сейчас является стопроцентной дочкой ПЭМЗ, энергокомплекс «ПЭМЗ Энерго» и ПЭМЗ как собственник всех активов. Необходимость разделения активов завода возникла около двух лет назад, когда мы попали в очень сложную ситуацию. Был нашумевший случай, когда завод в ходе процедуры банкротства чуть не довели до конкурсной распродажи.  Минимум два раза в месяц у нас блокировались расчётные счета, и работать в рамках объединённого ПЭМЗа было просто невозможно.

Сейчас необходимость такой структуры отпала. С 1 марта весь энергокомплекс вернулся в ПЭМЗ, с первого апреля мы планируем вхождение «ПЭМЗ Спецмаш» с тем, чтобы вернуть структуру  завода на период до банкротства.

 

- В 2005 году ПЭМЗ стал первым предприятием стратегического назначения, которое было выведено из процедуры банкротства. Каким образом удалось создать такой прецедент?

- Акционеры предприятия поняли, что завод ведут к конкурсной распродаже. Предприятию был назначен Внешний управляющий. Во время внешнего управления  буквально за полгода налоговая задолженность была увеличена на сумму 240 млн. рублей, а с пенями и штрафами это 340 млн. рублей. Фальсифицировались документы выездной проверки налоговой инспекции:  главный бухгалтер  просто возила в налоговую документы, и там необоснованно производилось дополнительное начисление налогов. Тем самым делалось все, чтобы предприятие стало неплатёжеспособным, его искусственно подводили к конкурсной распродаже.  

По закону о банкротстве выход из такой ситуации возможен путём погашения обязательств завода перед кредиторами внешним управляющим, либо путём уплаты задолженности третьим лицом – вторая норма была прописана для того, чтобы обезопасить предприятия. Ею мы и воспользовались.  Компания  «Финпроект» заплатила за нас задолженность перед кредиторами, в том числе и перед ФНС России.

Кстати, интересный нюанс – денежные средства были уплачены  17 апреля 2005 года, а суд по выходу из банкротства состоялся только 10 октября. Всё это время внешний управляющий и его помощники различными юридическими ходами пытались «развалить» процедуру выхода из банкротства, не давая возможности в одном суде собрать все материалы для их рассмотрения. Тем не менее, 10 октября 2005 года суд состоялся, и определением Арбитражного суда  процедура банкротства была прекращена.

 

- С тех пор прошло чуть больше двух лет. Фигуранты дела о банкротстве ПЭМЗа осуждены?

- Эти люди, безусловно, заслуживают наказания, но перед законом ещё не ответили. Они  пытаются устроиться на новую работу, и я знаю, что испытывают определённые трудности: у нас город маленький, здесь все всех знают.

 

- Вы стали первыми, кто вышел из запущенной процедуры банкротства. Значит, до  того заводы банкротили и банкротили?

- Именно так. Просто  люди, которым дают в управление чужой бизнес, как правило, совсем  не заинтересованы в его развитии, ведь существует очень большой соблазн подвести предприятие к конкурсной распродаже и продать его за копейки на свои подставные фирмы и так далее.

 

 - Как сейчас складываются отношения с налоговыми органами?

- Несмотря на то, что предприятие рассчиталось с долгами,  налоговики этот процесс не признают правомерным. Тут вступают в противоречие нормы двух законов. Есть закон о банкротстве, где задолженность, в том числе перед ФНС РФ, за предприятие может заплатить третья сторона, и есть Налоговый кодекс, по которому налоги обязан платить сам налогоплательщик. Налоговики ссылаются на последнюю норму и не признают правомерной нашу уплату. И с апреля 2005 года в Федеральном Казначействе России 62 миллиона рублей находятся как неопознанный платёж.

Эта сумма не распределена должным образом по кодам бюджетной классификации. Хотя мы понимаем, что наши деньги уже работают на государство. И я, как директор завода, наверняка имел право запросить у налоговой службы пересчитать мне налоги, как минимум по ставке рефинансирования за год. Даже если брать 10%, за три года – это 30%, то есть 20 с лишним миллионов рублей. Но мы этого сознательно не делаем, подчеркивая, что деньги уже в копилке государства и в работе. И задача чиновника – разобраться в этой путанице. Мы своё дело сделали.

 

- Кто запустил процедуру банкротства?

- Это история тянется ещё с 2004 года. Тема очень сложная. Работавший тогда директор решил, что он не в состоянии поправить ситуацию по налогам, пошёл в Налоговую Службу и написал заявление. Ведь на самом деле банкротство подразумевается как некая помощь на какой-то период предприятию –  выход из сложной ситуации путём обнуления налоговых задолженностей. Но для абсолютного большинства внешних и конкурсных управляющих, которые приходили на предприятие, процедура банкротства становилась своего рода бизнесом – меняется собственник, вот и всё.

 

- Как сейчас обстоят дела на ПЭМЗе?

- Мы выровняли ситуацию, полностью погасили задолженность по заработной плате – около 18,5 млн руб, коммунальную задолженность – более 16 млн. руб. Вышли на выплату налогов месяц в месяц, начиная с февраля прошлого года.

За период после выхода из банкротства мы существенно нарастили объемы. Выпуск товарной продукции увеличился в два с половиной, а по некоторым позициям – в три раза. Выросли  суммы уплаты налогов. До момента банкротства портфель заказов составлял порядка 240 млн. рублей, сейчас мы вышли на уровень 470 млн. 2008 год, я думаю, закроем на уровне 600 – 630 млн. рублей.

Сейчас мы разрабатываем программу финансового оздоровления, берём хорошие кредиты на обновление станочного парка. Избавились от активов, которые не были задействованы в основном производстве. Это два корпуса – одну часть купила компания «СП – Логистик», другую – крупный арендатор, бывший работник завода Наталья Сергеевна Гладун (компания «Инструмент»). Люди, купившие у нас помещения, делают хорошие ремонты,  дают зданиям «второе дыхание». До этого корпуса стояли пустые, только на одном отоплении мы теряли порядка 1,5 – 2 млн. рублей в месяц в отопительный период. Административно-бытовой корпус ПЭМЗа купил  Финансово-экономический колледж из Москвы. Сейчас там проводится ремонт; думаю, что уже в сентябре в Подольск  переберутся новые собственники. А это около 800 студентов, 400 преподавателей и обслуживающего персонала.

 

- Как распределяются пакеты акций завода?

- На данный момент у завода четыре крупных собственника. Государство владеет 20,5%  акций. 51% находится в собственности трёх крупных акционеров. В настоящее время эти собственники, среди которых – физические и юридические лица, свой пакет акций передали в управление управляющей компании  ЗАО «Агентство бизнес-технологий».

 

- И как государство может влиять на политику предприятия с таким пакетом акций? Это ведь даже не блок-пакет?

- После выхода из банкротства акционеры предложили государству увеличить его долю через продажи, но предложение так и осталось невостребованным. А всё потому, что наше государство очень многоликое, и никогда не поймёшь, где же всё-таки его позиция. О ней мы узнаём только тогда, когда проблема уже заходит в тупик. И тогда мы неоднократно были вынуждены выходить на уровень Полномочного представителя Президента РФ в Центральном федеральном округе Г.С. Полтавченко, собирать другие крупные совещания. Потому что постоянно случаются какие-то казусы. Весной прошлого года, например, налоговые органы написали заявление в службу судебных приставов и служба наложила арест на весь имущественный комплекс предприятия. А он на 90% имеет мобилизационное обременение, то есть обеспечивает обороноспособность страны на случай военного времени. Мы, конечно,  выбрались, сняли этот арест, но потратили время, были и судебные издержки.

 

- Что изменилось бы, будь у государства больший пакет акций?

- Во-первых, у чиновников (два представителя Роспрома и Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (ФАУФИ)), которые входят в совет директоров, усилилась бы ответственность за принятие решений. Сейчас по любому из вопросов они голосуют практически всегда «против», «против» и «против». А блок-пакет – это реальная возможность управлять предприятием. Кроме того, таким предложением акционеры показывают своё лояльное отношение к государству. Мы вам даём в руки реальный инструмент управления, а вы уж будьте добры, скажите, наконец, как вы относитесь к нашему предприятию, укажите пути решения возникших проблем.

 

- Есть какое-то приоритетное направление в деятельности ПЭМЗа?

- Трудно определить, что важнее. Энергетика работает и на предприятие, и на город в том числе: мы отапливаем несколько микрорайонов, социальные объекты, больницы, детские сады, школы, гимназии, военкомат и закрываем потребности производственной  площадки. Производство – это сердце ПЭМЗа.

 

- В основном, вы работаете с госзаказчиком?

- Основной наш заказчик –  Минобороны РФ. Тема заказов достаточно закрытая, на этот счёт я не могу ничего сказать.

 

- В последнее время Россия всё больше вспоминает о своей былой военной мощи. Появляются ли  новые заказы? Или заказчики?

- Существенных изменений в номенклатуре изделий не происходит.  Процентов на 90 мы работаем на оборонку, есть военные изделия – они и востребованы из года в год. Мы закрываем текущие потребности Минобороны РФ. Тем не менее, есть некоторые новые направления, сейчас мы осваиваем их совместно с Рособоронэкспортом.

 

- В вашей сфере действует система аукционов, кто основные конкуренты ПЭМЗа?

- В основном за бюджетные деньги мы «боремся» с Ковровским заводом, НИИ «Сигнал»,  которые также  работают в этой сфере. Есть и другие заводы.

 

- Рентабельность оборонки, говорят, очень высокая?

- У Минобороны есть система военной приёмки и жёсткие ограничения, по которым рентабельность должна быть не выше 15-20%. Мы не имеем возможности самостоятельно перешагнуть через параметры, которые нам спускаются сверху.

 

- Как вы вообще относитесь к политике государства в области  создания «Российских технологий», высказываниям о том, что государство будет переводить на баланс госкорпорации предприятия, «предварительно снижая их рыночную стоимость путём административного ресурса»?

- Это явные попытки чиновников, имеющих сильный административный ресурс, создать под себя бизнес, вот и всё. Это второй или третий передел собственности, не более того. Такие дела часто скрываются за красивыми фразами. Время покажет.

Думаю, что пока мы востребованы со стороны Минобороны, ситуацию на заводе можно считать стабильной. Кроме того, положение дел на ПЭМЗе отслеживают силовые структуры.

 

- Задачи на сегодня?

- Работать. Уверен, что свое 90-летие ОАО «ПЭМЗ» встретит обновленным. Мы приложим все усилия, чтобы электромеханический завод гордился не только своим прошлым, но и занял достойное место в ряду лучших промышленных предприятий города Подольска.

 

 

Беседу вела Алина Багдасарян

Статья взята из журнала "Деловой Подольск"

 

 


© ООО "Информация", г.Подольск, 2006. Все права защищены. Копирование и распространение материалов сайта без разрешения владельцев запрещено. E-mail: mail@podolsk-news.ru

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС 77-24670 от 16 июня 2006 года, выданное Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Rambler's Top100