ПОДОЛЬСКИЕ НОВОСТИ. ПОДОЛЬСК. Подольский ФОРУМ

 

НОВОСТИ - администрации - благочиние - культура - история  - знаменитые люди - телефонная книга - школы - ВПО "Память" - галерея -  ФОРУМ

 

В Уголовном кодексе пропишут новое понятие

 

В апреле депутаты Госдумы внесли на рассмотрение ряд поправок в Уголовный кодекс РФ. В УК вводится понятие «рейдерство» и в этой связи ужесточается ряд статей. В это время «антирейдерский» пакет, разработанный МЭРТом в прошлом году, ожидает рассмотрения во втором чтении. Доработать поправки депутаты обещали к весне. Законодательные инициативы изучал «Деловой Подольск»

 

 

Экскурс в проблему                                                                                                       

Понятия «рейдер» или близкого к нему в российском законодательстве нет, но явление «проживает» в России уже 17-18 лет («Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью» от 25 декабря 1990 г., Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и т.д.)

       Раньше рейдерами (от англ. «raider») называли военные корабли в старой Англии. Суда в одиночку выполняли боевое задание – как правило, уничтожали  транспорты и торговые суда противника. «Рейдерство» как явление, по словам начальника юридического отдела ОАО ПЭМЗ Игоря Багдасаряна, также можно связать с Великобританией: «Институт английского акционерного общества и системы акционирования Российское законодательство позаимствовало из британской системы не полностью, а лишь частично. Соответственно, сейчас у нас существуют не какие-то недоработки в законодательстве, или как говорят, «дырки в заборе» – отсутствуют целые «пролёты».

«Существующие в настоящее время пробелы в законодательстве вызваны, по моему мнению, тем, что разработчики законов современной России выросли в советское время и хорошо знали, что значит украсть курицу, но совершенно не представляли, как можно украсть металлургический комбинат (в связи с отсутствием такого объекта хищения). При разработке законов, естественно, не принимались в расчет такие объекты хищения», – пишет в своей книге «Защита корпоративной собственности в АС» кандидат юридических наук, судья Арбитражного суда г. Москвы в отставке Владислав Добровольский.

 

Статьи дохода

Понятие «рейдерство» депутаты прописывают в новом подпункте статьи №63. Оно определяется  как «совершение преступления, связанного  с незаконным приобретением права владения, и (или) пользования, и (или) распоряжения активами (частью активов) юридического лица, либо связанного с установлением контроля над юридическим лицом путем приобретения права владения, и (или) пользования, и (или) распоряжения долями участников юридического лица в уставном капитале юридического лица и/или голосующими акциями акционерного общества».

Мошенничество в аспекте рейдерства предполагается наказывать лишением свободы на срок от 3 до 5 лет со штрафом в размере до 1 млн рублей. Это же преступление, но совершенное группой лиц по предварительному сговору – лишением свободы на срок от 4 до 7 лет со штрафом в размере до 1 млн рублей. А такое преступление, совершенное должностным лицом – лишением свободы на срок от 5 до 8 лет со штрафом в размере до 5 млн рублей или конфискацией имущества. Таким же образом депутаты ужесточили ещё шесть статей УК РФ.

Напомним, что в 2006 и 2007 году в Госдуму вносились поправки, призванные защитить компании от появления параллельных органов управления. Например, – ограничить право акционеров и директоров принимать решения заочным голосованием. Но будущего в виде одобрения СФ РФ и президентской подписи законопроекты так и не увидели.

В том же 2007 МЭРТ разработал так называемый «Антирейдерский пакет», второе чтение Карту рейдероактивности на территории России составили участники форума портала zahvat.ru которого переносилось несколько раз. Накануне выборов президента РФ Комитет Госдумы по собственности обещал доработать нужные изменения за несколько недель. В том же феврале СМИ многократно цитировали Дмитрия Медведева, на встрече с жителями в Нижнем Новгороде призвавшего «жестко карать» рейдеров. Но пока второе чтение «МЭРТовского пакета» – всё ещё дело будущего.

Правительственные поправки предполагают введение в законодательство понятия «корпоративный спор», а также механизм объединения в одном арбитражном суде рассмотрения исков, поданных в другие суды и являющихся частью такого спора. Кроме того, разрешаются «коллективные иски» по корпоративным спорам: мелкие акционеры могут объединять свои требования к компании. При этом право накладывать обеспечительные меры по искам в рамках корпоративного спора дается арбитражу по месту нахождения ответчика.

Ко второму чтению депутаты предполагают доработать новое определение реестра акций, а также введение договора на ведение реестра по типу агентского и предельно формализованного по форме. Кроме того, изменения предусматривают повышение ответственности представителей правоохранительных органов и чиновников, имеющих допуск к реестру. Речь также идет о повышении ответственности эмитента и регистратора.

Мнения экспертов о роли поправок в УК и «Антирейдерского пакета» расходятся. Некоторые считают, что изменить ситуацию сможет только инициатива Правительства, другие уверены, что в рамках уголовного преследования возможностей для пресечения рейдерства значительно больше, чем в арбитражном суде.

Игорь Багдасарян считает, что проблема в том, что в настоящее время работа милиции и Следственного комитета неудовлетворительна: «Пример из практики: один молодой лейтенант никак не мог разобраться, что ему делать с заявлением по факту кражи финансовых документов юридического лица, в этой связи постоянно меня опрашивал и даже просил помочь в каких-то вопросах. Такая некомпетентность – следствие низкой оплаты труда . Я знал одного подольского офицера, который подрабатывал ночным сторожем на автостоянках, но не желал или не мог заниматься сомнительными делами».

 

Технические

характеристики

Сегодня в столичных регионах Москвы и Санкт-Петербурга захватчики интересуются в основном землёй, при этом бизнес, имя и репутация предприятия, которые также имеют денежный эквивалент, скорее обуза для «захватчиков», чем доход от распродажи. В регионах дело обстоит несколько иначе: здесь земля дешёвая, и основным объектом «поглощения» становится именно успешный бизнес.

Как утверждают эксперты и сами рейдеры, сегодня в Москве «вкусных» кусков с распылённым крупным пакетом акций уже не осталось. Поэтому захватчики зачастую просто воруют понравившийся актив посредством отработанных схем и механизмов.

Вице-президент Российского торгового союза Николай Харченко утверждает, что сейчас в стране происходит ежегодно до 5 тыс. акций по захвату предприятий. При этом объектом для рейдеров в последнее время все чаще становятся научно-исследовательские институты.

Важнейшее значение имело принятие в 2004 году закона г. Москвы, суть которого сводится к тому, что новый собственник предприятия может сменить его профиль (например, начать выпускать холодильники вместо телевизоров), но не функциональное назначение земельного участка, на котором предприятие расположено. Это во многом сделало бессмысленными рейдерские захваты предприятий. И, тем не менее, по заявлению самих захватчиков, Москва остаётся городом с повышенной «рейдопасностью».

Получение контроля над предприятием можно осуществить законным путём – скупая акции миноритариев либо сразу купив контрольный пакет. Рейдеры  используют незаконные методы, иногда – комбинацию. Как было упомянуто выше – используя силовой захват (см. УК РФ разбойное нападение) либо подкупая генерального директора, подделывая протоколы собрания акционеров и в течение действия и признания незаконным какого-либо судебного акта – распродавая имущество предприятия «добросовестным покупателям». Владислав Добролюбов в своей книге отмечает, что «случаев привлечения захватчика к уголовной ответственности с вынесением обвинительного приговора за проведение заведомо незаконного собрания акционеров и захват предприятия мне не известно».

 «Рейд» может логично завершиться процедурой о несостоятельности предприятия (банкротство) и распродажей имущества. Формальным условием для запуска такой процедуры сегодня являются долги в 100000 и 500000 рублей для обычного и стратегического предприятий соответственно. «Суммы как правило не соответствуют размерам активов предприятия, – уверен юрист ПЭМЗа. – Но гендиректором может оказаться человек, который хотел получить рисковую прибыль, а не удалось. И вместо 100000 рублей он в результате распродажи  теряет имущество на несколько миллионов рублей. Так же как приставы – исполнители  за долг за семь тысяч рублей описывают всё имущество квартиры, в том числе распродают плазменные телевизоры по 2 000 рублей. Не знаю, кому, но явно не широкому кругу лиц».

Курируют процедуру банкротства Арбитражные управляющие из СРО (саморегулируемые организации) Арбитражных Управляющих. Внешний управляющий может изыскать средства (в том числе и у владельцев) и заплатить кредиторам. Практика показывает, что выйти из процедуры банкротства, когда к делу уже приступила СРО, практически невозможно. Это «Деловому Подольску» подтвердили и в  Арбитражном суде Московской области. «Если нет реальной заинтересованности либо государства, либо субъекта федерации, либо местной администрации, предприятие скорее всего из банкротства не выйдет», – рассказал «ДП» заместитель руководителя секретариата АС МО Роман Бандуровский.

«Положение у арбитражного управляющего довольно странное, – комментирует г-н Багдасарян. –  Зарплата у него около 20000 рублей. При этом человек обладает  экономическими и юридическими знаниям, организаторскими способностями на уровне генерального директора крупного предприятия, обладает знаниями и навыками полноценного оценщика имущественного комплекса. Все управляющие, с которыми довелось общаться, – очень видные люди. Один из них даже генерал-лейтенант в отставке. Естественно предположить, что не все согласятся работать за такие деньги: часто продажа имущества осуществляется по заниженной стоимости, «черный остаток» разгоняется по счетам «нужных» ЮЛ. Конечно, часть полученных денег оседает в кармане недобросовестного управляющего». Кроме того, недобросовестный управляющий может наладить и собственный бизнес, продав имущество предприятия фирмам, работающим во благо такого субъекта.

Как заявил в интервью «Деловому Подольску» генеральный директор ОАО ПЭМЗ  Михаил Гурский (завод пережил рейдерский захват), часто приход арбитражного управляющего на предприятие – просто смена собственника. Кстати, не смотря на то, что завод вышел из процедуры банкротства несколько лет назад, никто за попытку развала стратегического предприятия так и не ответил. («Деловой Подольск» - № 3(6)).

Таким образом, как обобщил г-н Добролюбов в своей книге, «наиболее актуальная проблема, связанная с защитой корпоративной собственности, состоит в том, что на практике возможна реализация следующей противоправной схемы:

1. У акционера (участника) похитили акции (доли).

2. Похитители (захватчики) продали акции (доли) «добросовестным» приобретателям, которые, в свою очередь, неоднократно перепродали акции в составе разных пакетов разным лицам.

3. «Добросовестный» приобретатель контрольного пакета акций (долей) принял решение о назначении нового генерального директора.

4. Генеральный директор общества продал все ликвидное имущество общества, а вырученные денежные средства предоставил в долг «фирмам-однодневкам».

5. При невозможности идентифицировать акции (доли), установить их принадлежность конкретному «добросовестному» приобретателю акционер (потерпевший):

- не может возвратить похищенные акции (доли);

- не может оспаривать решения собраний, на которых его акциями голосовал «добросовестный» приобретатель, принявший решение о продаже имущества общества;

- даже при возврате акций (долей), если есть возможность их идентифицировать, у общества уже нет ни имущества, ни денежных средств, а оспорить сделки и возвратить имущество невозможно.

Таким образом, возврат имущества в этой ситуации возможен только в случае доказанности в рамках уголовного дела приговора суда, установившего, что «добросовестный» приобретатель таковым не является, а действовал в сговоре с захватчиками (мошенниками), организовавшими противоправное лишение акционера его акций. При этом, как это ни печально, можно констатировать тот факт, что существующее законодательство позволяет мошенникам лишить собственности любого акционера путем нехитрой схемы с использованием подложных документов».

 

А пока …

На сегодняшнем этапе «неполного законодательства в ожидании поправок» предприятие также может обороняться. Кроме возбуждения уголовных дел по факту событий, необходимо продвигать освещение текущих событий  в СМИ. Так, сегодня на всю страну гремят налоговые проблемы «Арбат-престижа», «Связного», «Эльдорадо». Многие считают претензии налоговиков –  просто частью рейд-захвата компаний. А после сообщений в СМИ о предложениях директору «Арбат Престижа» продать бизнес за символические 3 миллиона долларов – такая уверенность только выросла.

«Сегодня оперативная  деятельность  юридического лица подразумевает под собой агрессивную реакцию на захватчика в рамках закона и привлечение общественного внимания, – рассказал г-н Багдасарян. Поправки в законодательстве должны изменить сегодняшнюю плачевную ситуацию приоритета первого способа защиты над первым.

 


 

Народная мудрость

Негласный закон о M&A (сделки слияния и поглощения) гласит:

— После захвата предприятия рейдер обязан 25% прибыли отчислять государству.

— Захват нерентабельного предприятия считается благотворительностью.

— Каждый рейдер обязан взять на себя содержание одного судьи с выдачей зарплаты, квартиры и теплой одежды.

— Каждое новое правительство имеет право провести «ререйдеризацию» — отсудить у захватчиков хотя бы часть награбленного.

— В армию рейдеры не призываются, чтобы они не захватили министерство обороны.

— Захват Государственной Думы допускается только раз в четыре года.

— Сигналом к рейдерской атаке является непреодолимое желание захапать чужое.

— В ходе атаки директор завода имеет право выйти навстречу рейдерам и сказать: «Посмотрите, какой шикарный завод стоит рядом! Чего вы к нам приперлись?!»

— Специально для рейдерских нужд при МВД создаются отряды милиции под кодовым названием «Шакал».

— Атака считается неудачной, если бухгалтер успел съесть печать и выбросить в унитаз ключи от кабинета директора.

— Если предприятие опасается захвата и хочет отвлечь от себя внимание налетчиков, оно имеет право рядом с собой поставить ложное, внутри полое предприятие.

— Можно также сменить вывеску. Например, вместо «кожзавод» написать «кожвендиспансер».

ПРИМЕЧАНИЕ. Учитывая тягу нашего государства к поддержке самых неоднозначных героев, можно учредить новый национальный праздник – «День рейдера». В этот день захватчики устраивают костер из документации присвоенного завода и весело прыгают через пламя. Проводится также конкурс детского рисунка «В каждом заводе — рейдер».

 

 

  

Материал взят из журнала "Деловой Подольск" №4(7) за 2008

 

 


© ООО "Информация", г.Подольск, 2006. Все права защищены. Копирование и распространение материалов сайта без разрешения владельцев запрещено. E-mail: mail@podolsk-news.ru

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС 77-24670 от 16 июня 2006 года, выданное Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Rambler's Top100