ПОДОЛЬСКИЕ НОВОСТИ. ПОДОЛЬСК. Подольский ФОРУМ

 

НОВОСТИ - администрации - благочиние - культура - история  - знаменитые люди - телефонная книга - школы - ВПО "Память" - галерея -  ФОРУМ

 

 

КИНОБИЗНЕС И ШВЕЙНАЯ МАШИНКА

 

 

Кинорежиссер и продюсер Сергей Князев родился на Алтае в 1959 году. Среднюю школу окончил в Красноярске-26, затем – Ленинградский институт киноинженеров, по окончании которого возвратился в Красноярск, затем снова уехал учиться, уже во ВГИК. В настоящее время живет в Подольске.

В 2004 году на базе его кинокомпании «Ветви лозы», занимающейся производством фильмов и предоставлением профессиональных услуг по post production, был создан фильм Людмилы Седовой «И тогда вы поймете, что такое война», получивший приз зрительских симпатий международного кинофестиваля «Покров» (г. Киев), спецприз «За вклад в дело воспитания молодежи» кинофестиваля «Радонеж», спецприз кинофестиваля «Встреча» – «За воплощение темы патриотизма» (2006 г.).

Другой фильм – режиссера Валентина Лебедева «Одна на всех» (о матросах с подводной лодки «Курск») был награжден специальным призом «За правду в искусстве» – на фестивале военного кино им. В.Озерова (2005 г.).
 

 

На вопросы нашего корреспондента отвечает директор кинокомпании «Ветви лозы» С.А. Князев

- Расскажите, как, по-вашему, сказалась перестройка на отечественном кинематографе? И как Вам, молодому продюсеру и режиссеру 1980-х гг., удалось «вписаться» в резко изменившийся, можно сказать – перепрофилированный кинорынок?

- В конце 1980-х гг., когда началась перестройка, уже многие люди у нас в России думали: как изменить саму модель кинематографа, и именно в эти годы предпосылки изменения и состоялись. Последствия получились весьма плачевными, потому что был уничтожен весь кинопрокат в нашей стране. Первые лица кинематографа, в 1987 году возглавлявшие его – Элем Климов и Алексей Смирнов, ничего не понимали в прокате, и Смирнов в одном из своих интервью в журнале «Искусство кино» говорит об этом.

В 1987 году, когда я был начинающим кинематографистом, еще не поступившим во ВГИК, вход в московский Дом кино был свободный, и на пресс-конференции с Элемом Климовым один человек из шведской делегации спросил: «Как идут дела с продвижением на экран фильма «Маленькая Вера»? Э. Климов пообещал, что скоро «Маленькая Вера» выйдет на экраны. И фильм, в котором был впервые для отечественного кинематографа показан половой акт, вышел на экраны. И эта «Маленькая Вера» сменила большую Веру русского зрителя в гуманистическое кино.

Я поступил во ВГИК, в мастерскую Тенгиза Семенова, когда кинопрокат (не без нашего всеобщего попущения) был попросту уничтожен, кинотеатры традиционного 35-миллиметрового формата со звуком, идущим от экрана, были заменены другими, а прежние кинотеатры умерли. И сегодня парк кинотеатров очень мал, прокат принадлежит другим людям, в основном американцам, поэтому кинематографа в России мы не имеем.

- Когда вы впервые столкнулись в своей деятельности с понятием «кинобизнес»? Расскажите о своем первом художественном фильме.

В начале перестройки появилась книга г-на Кокорева «Кино как бизнес», и вот в этой книге объяснялось, как нужно правильно строить отношения, как вести себя тому, кто хочет быть профессиональным продюсером и производить так называемые «независимые, свободные» фильмы. Ссылки шли на модель американского кинематографа, и мы, молодые кинематографисты (хоть я и снял к тому времени уже несколько документальных фильмов), с упоением изучали новые для нас западные модели. В этот период я работал в ТПО «Надежда» Свердловской киностудии, и все говорили о том, что неплохо было бы организовать кооперативы и всякие другие коммерческие отношения в кино. ТПО «Надежда» знали во всем мире, поскольку интерес к нашему кино был огромный.

В 1994 году произошел первый «обвал» – разрушилась Свердловская киностудия, многие потеряли работу. Разрушительный шквал довел до дефолта, после которого отечественного кинематографа фактически не стало в России.

Тем не менее, я снимал пленочные фильмы, и дела шли неплохо: всегда, как режиссер, имел рабочие предложения, и снял около десятка документальных фильмов, делая по 1-2 фильма в год. А в 1997 году по мотивам романа Сергея Антоновича Клычкова я снял первый свой игровой фильм – «Двинский чай». Это был хотя и 30-минутный, но дорогой, костюмный исторический фильм, с декорациями на натуре и в павильоне, с серьезной постановкой по законам блокбастера.

После того, как фильм был снят, его почему-то обозвали «поповским кино», хотя в нем нет ни одного героя-священника. Несмотря на то, что в России человек, который снимает «поповское кино», должен преодолевать дополнительные трудности при производстве своих фильмов, у меня очень счастливая судьба. Когда появились компьютерные технологии, прекрасно дополняющие старые монтажные кинотехнологии, мне стало ясно, что вскоре произойдет полная замена пленочного монтажа. Поэтому в 1996 году я создал свою первую «Студию Сергея Князева», которая предоставляла монтажные услуги организациям, киностудиям, производящим свои фильмы для телевидения. Таким образом, если посчитать, у меня около 10 лет опыта в таком бизнесе – предоставления услуг московским и подмосковным организациям для телеэфира.

В чем основные трудности заказной кинорежиссуры?Обложка DVD-диска игрового фильма "Двинский чай"
Трудности заключаются в том, что заказной фильм априори не может быть художественным; приходится делать заказную телевизионную продукцию, может быть, не такую красивую, как собственное художественное кино. Но мы заинтересованы и работаем с полной отдачей, потому что студия, не выполняющая «внешних» услуг, перестает развиваться технически и постепенно умирает.

Эта моя студия не только выполняла услуги сторонних организаций, но и производила собственные фильмы – режиссера Сергея Князева. Несмотря на то, что после дефолта было очень нелегко работать, мы сняли фильм «Отченька» (длительностью 1 ч.25 мин.) – о старце схииеродиаконе Антонии Семенове, похороненном в Свято-Екатерининском мужском монастыре (Подольский район). В 1994 году, когда еще старец был жив, один человек успел снять его на видео. Пленка попала к нам в студию в плохом состоянии, но нам удалось ее отреставрировать и затем сделать фильм для Свято-Екатерининского монастыря. Фильм этот очень хорошо идет в православном прокате, и мы получаем очень теплые отзывы.

В 2001 году мы начинали продюсерскую компанию исторической картины по книге Сергея Николаева «Княжий крест». Мне всегда очень хотелось снимать фильмы на исторические темы, и сейчас я продолжаю работать в этом направлении. Но так получилось, что меня пригласили на телеканал «Спас» – продюсером игрового сериала «Ветви лозы». Было написано восемь серий, но «запустить» производство нам не дали, уволили всех специалистов, двадцать человек. В память об этом сериале мы создали кинокомпанию «Ветви лозы» – на базе моей студии. И сразу на документальном материале мы произвели фильм «И тогда вы поймете, что такое война…». Была великолепно организованная презентация, фильм получил огромное количество призов на православных фестивалях.

В начале 2000-х гг. начали организовываться православные фестивали, такие как фестиваль «Покров» на Украине, где мы и получили «Приз зрительских симпатий» за эту работу. На этот фестиваль, который проводится ежегодно, нас вновь пригласили.

После этой картины, в 2005 году, по доброму велению Свято-Успенского монастыря в городе Старица, мы сняли новую картину – об открытии звонницы. Режиссер – Людмила Седова. Этот фильм получил специальный приз международного кинофестиваля «Покров» (г. Киев). Фильм этот, «Звонница», получился, на мой взгляд, замечательный. О нем немало приходило добрых отзывов от зрителей и Патриархии.

Фильм-дебют «Там, где встает солнце» режиссера Станислава Королева участвовал в специальной программе МКФ стран СНГ и Балтии «Киношок» в 2005 году. Затем, в 2006 году картина «Не злитесь на судьбу» режиссера В.Лебедева завоевала диплом участника фестиваля «Сталкер». В том же 2006 году в кинокомпании был закончен производством фильм В.Лебедева «Наши в Праге» – о детях эмигрантов первой волны, и фильм-дебют Александра Можейко «Жил премудрый и опытный старец» – об острове Залит и деревне Чудские Заходы на Псковщине. Создан фильм Людмилы Седовой «Согрешихом, Господи», получивший в прошлом году приз «За лучшее освящение епархиальной жизни» международного кинофестиваля «Покров».

Как это сказывается на вашей коммерческой деятельности?
Отправная точка всей коммерческой деятельности в нашем кино начинается от человека, который написал книгу «Кино как бизнес». Сегодня можно сказать, что кино, как бизнес, состоялось, а кино, как искусство – куда-то уходит в небытие. А мы стараемся подходить к кино, как к искусству, поэтому мой кинобизнес не шибко процветает.

К 60-летию Победы в Великой Отечественной войне в России вышло несколько художественных фильмов, «Ленинград», «Бронепоезд». Что Вы можете сказать, например, о картине «Звезда»?
Обложка DVD-диска документального фильма "Приношение Русским Святым"Этот римейк произвел на меня очень хорошее впечатление. И меня это хорошо вдохновило, я понял, что, в принципе, не все потеряно. А в 2000-2001 гг. даже невозможно было подумать, что в России может появиться фильм, где молодые ребята, настоящие герои, жертвуют собой за Отечество. Что бы ни говорили критики по поводу этого фильма, главное в нем – жертвенность, героизм простого солдата. Конечно, фильм «Звезда» делался силами всего «Мосфильма». Я как продюсер понял, что должен идти в том выбранном ранее правильном направлении. И начал заниматься фильмом «Княжий крест» – по роману писателя из Подольска Сергея Николаева.

Помогает ли Вашей студии государство?
До дефолта я всегда снимал фильмы на деньги Федерального агентства кинематографии, но после создания моей собственной студии понимал это дело так: просить государственные деньги на частную, коммерческую студию безнравственно. И я по принципиальным соображениям ни разу в эту «кормушку» не лазил. Но когда в течение последних лет обнаружилось, что многие из неё получают поддержку, поневоле задумался: может, и мне когда-нибудь обратиться к государству?
А пока деятельность нашей фирмы – сфера так называемого малого бизнеса. Мы делаем документальные фильмы. Сейчас готовлю учредительные документы для создания Национальной студии исторического фильма. Эта ниша, на мой взгляд, совершенно свободна, она либо никому не нужна, либо приносит мало прибыли. Но я считаю, что время для такой студии настало.

Нам удается осуществить многие проекты, но как-то в других местах – не там, не на тех больших столичных площадках, где появляется массовое кино. Там, мне кажется, все происходит нелепо, словно собака грызет собственный хвост. Мутузят друг друга, обманывают, крутятся, вертятся – одна и та же швейная машинка. Глубоко убежден в том, что именно в Подольске есть творческий потенциал, писатели такого ранга, профессионализма и такого направления, которое и мне интересно разрабатывать в кино. И, создав студию исторического фильма, я сразу приглашу к себе литераторов, чьи книги можно экранизировать. Пока не буду называть эти книги, но скажу, что написаны они здесь, в Подольске. Это интересно, и так получилось, что именно в Подольске собрались такие литературные силы, люди, пишущие историческую прозу. Мне пришлось долго идти к этому, решая – как подготовить технологическую базу под подобный проект.

Раньше я всегда работал в Москве, и офис моей фирмы в столице, в самом центре, и в кинематографическом бизнесе я там – как волк-одиночка. Но вот уже год я в Подольске. Мне интересно сейчас сделать в Подольске то, что заменило бы и стало бы значительней моих московских проектов. Полагаю, что в Подольске есть талантливые художники, с которыми я еще мало знаком и с которыми сейчас нужно сблизиться творчески. А слово «бизнес» нужно оттеснить в сторону, потому что «бизнес» в переводе на обычный язык есть «дело», и глупо называть друг друга бизнесменами: если ты занимаешься делом, то ты уже деловой человек.

По-вашему, все-таки возможно, чтобы в одном человеке гармонично сочетались художник и деловой человек, кинорежиссер и бизнесмен? Или, как у Пушкина: книгопродавец никогда не поймет поэта?

Сегодня кто-то пытается и Евангелие перевести на бизнес-манер: «Вначале было дело», или как в том же «Фаусте»,... но тогда выходит ерунда – что, мол, вначале был бизнес. А бизнес сегодня прежде всего основан на торговле, на «купи-продай», которое к настоящему делу не имеет никакого отношения.
Кинематограф должен духовно осваивать пространство нашей России, земли, освященной Богом, – вот что такое «киношный бизнес». Я занимаюсь духовным кино и стараюсь вычищать всякую ерунду, все то, что не является культурным, потому что только культура – гарант сохранения произведения. Пока существует православная культура, созданное в ней сохраняется самой культурой. Вот это и есть бизнес в моем понимании. И я не могу среди людей, которых называют деловыми людьми, не считать себя человеком дела. Хотя я художник, которого, как известно, легко обидеть... В принципе, человек может совместить в себе художника и человека дела. И дело, и художество – все это вместе, в совокупности можно и нужно нести в мир, дальше нести, возвышая хоть немножечко все то, что существует в нашей несчастной горизонтальной действительности, наполненной суетливым шнырянием туда-сюда. Кинематографисту нужно жить «по вертикали», у нас взгляд – «Горе», мы Богу служим:
 

Поэзия – ты светлый взгляд Горе,

Ты сердце чисто и струна кровей

Поющая во царственном дворе

Царем земным – псалом Царю царей...

 

Слава Богу, единомышленников у меня много. Правда, небогаты, сейчас вся культура в подвалах. Их можно увидеть либо идущими пешком, либо едущими на старых «Жигулях».

Мы не можем знать, что будет дальше с Россией, но нам нужно просто облагораживать эту землю, жить здесь и постараться оставить то лучшее, что есть в нас – для тех, кто будет жить после. В прошлом году в нашей кинокомпании был создан креативный отдел, занимающийся разработкой длительных документальных проектов (в которых события происходят в течение нескольких лет), создаются условия для перехода производства и постпроизводства на новые форматы высокой четкости.

Есть ли сейчас интересные подольские заказы для Вашей фирмы?
В Подольске цены совсем другие, они гораздо ниже принятых в кино. Во всех странах существуют профсоюзы, и у нас тоже постепенно начинают создавать гильдии. И гильдия, например, запрещает платить зарплату специалистам меньше, чем установлено этой гильдией. Г-н режиссер должен получать энную сумму и не меньше её – в неделю, в месяц, в год, и, соответственно, господин осветитель – столько-то, господин звукооператор... и т.д. И если ты в Англии, например, собрался запустить фильм, то у тебя обязательно спросят: сколько ты платишь сотрудникам? Там, правда, другие расценки в кино: если в России можно за пять миллионов долларов снять фильм, то за рубежом 22-миллионный фильм считается низкобюджетной картиной. Следовательно, эта разница и уходит на зарплаты людям, которых 200 человек как минимум – и штатных, и тех, кто работает по договорам.

Недавно я получил один заказ, из-за которого мне пришлось две недели смотреть телевизор. Так-то я его вообще не смотрю. А тут пришлось смотреть изо-дня в день, что-то записывать, клеить... И вдруг я почувствовал, что на меня стал действовать телевизор, причем действовать как? Он начал мне все убедительней объяснять, что наша страна постоянно поднимается, все меньше становится нищих, и у нас, оказывается, вообще – супер-положительный образ: пенсионеры замечательно живут, и все так здорово. Через две недели я с трепетом подумал: мы хорошо развиваемся!... Потом я выключил телевизор, сдал проект, огляделся. Вижу: в реальной жизни все по-другому: есть люди, которые получают пенсию в тысячу рублей в месяц, писатель на пенсии получает две с половиной тысячи. Это прямо готтентотство какое-то! Помните, написано в книге г-на Мандельштама: готтентоты – это народ, который своих стариков загонял на дерево, а потом это дерево трясли... Вот сейчас как раз такое дикое время готтентотов.

С тех пор телевизор не смотрю, потому что от него идет гипнотическая сила, постепенно захватывающая человека. Именно через телевидение приучили зрителей к мысли, что американское кино лучше нашего. И в результате: у нас есть режиссеры, готовые снимать за гроши, и поэтому фильмы получаются копеечные.

И что же видится в будущем?
Будущее? Как будет, так и будет. Мы трудимся, мы не можем ничего прогнозировать. Я лично живу одним днем, завтрашний день у меня немножко обеспечен, а дальше – неизвестно; просто тружусь... И труд приносит плоды. В 2007 году закончен производством фильм «Приношение русским святым», где я являюсь продюсером и автором, находится в завершающей стадии монтажа фильм «Отец Глеб». В стадии монтажа – фильмы «Ледовое побоище» и «Куликово поле».

 

 


© ООО "Информация", г.Подольск, 2006. Все права защищены. Копирование и распространение материалов сайта без разрешения владельцев запрещено. E-mail: mail@podolsk-news.ru

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС 77-24670 от 16 июня 2006 года, выданное Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Rambler's Top100